Ива ГолосИва Голос

ЕВРАЗИЙСКАЯ ТОПОНИМИКА

Если выражение "топографическая карта" в переводе на евразийский язык означает графическое изображение местности, то в переводе на тот же всем понятный язык топонимика — это имя места, т. е. местонаименование

Это почти что и местоимение в грамматике любого языка, что свидетельствует о глубинных и неразрывных связях топонимики и языка любого этноса, нации, народа, расы или религии. Если язык является главным хранителем и выразителем духа нации или народа, то и топонимика — это тоже один из главнейших и важнейших хранителей и выразителей того же духа того или иного народа. Если в наименование места вводятся чужие и непривычные слова-местонаименования, то такая топонимика "жмет" дух, давит на психику того или иного этноса или народа почти так же, как жмет ноги тесная обувь, как давит тело неудобная одежда. В результате такого давления или обувь со временем разнашивается под размер ноги, или одежда трещит по швам, как трещит теперь по всем швам советская империя, ставшая неудобной для духа многих народов, в т.ч. и их топонимики.

Корни тюркской топонимики ведут на Алтай, в Тибет, в Монголию и упираются в китайскую стену. А китайская цивилизация — одна из самых древних в мире. Но все древнее, все "первое" имеет свои преимущества и недостатки. Преимуществом всего первого является то, что оно задает канву, основу, направление движения последующим поколениям, в т.ч. и в топонимике; а недостатком — простота, часто граничащая с примитивизмом. Поскольку китайская цивилизация была одной из первых, то и первые китайские слова должны были быть и были простыми и примитивно односложными, как в том анекдоте, правдоподобно обьясняющем возникновение первых слов у человека. (Сидят 3 китайца-неандертальца в пещере у костра после хорошей еды и беседуют. Один неандерталец, поглаживая живот и ниже, удовлетворенно-односложно предлагает — "ба". Второй также односложно-решительно поддерживает — "бу". Третий подводит итог — "бы". Первый разговор человека разумного состоялся, можно действовать. Вероятно, поэтому китайцев и больше всех в мире).

Северные соседи китайцев — древние хунны — предки тюрок переняли у своего более цивилизованного и культурного южного соседа односложный принцип образования речи и письма, зафиксировав это не только в топонимике Востока (Шан-Хай, Бай-Кюль, т.е. Байкал), но и в топонимике своих многочисленных завоеваний в Западной Азии (Исык-Куль, Алма-Ата). Но пока хунны и тюрки шли на Запад, там уже успела сложиться Индоевропейская цивилизация, сформировались индоевропейские языки, утвердилась индоевропейская топонимика, в основу которых заложен многослоговый принцип образования слов с более широкими выразительными возможностями, из-за чего этот более сложный, а следовательно, и более сильный принцип стал господствующим в мире. Индоевропейские народы тоже не дремали и двинулись во все стороны. Славянам ничего не оставалось как двинуться на Юго-восток так же, как тюркам на Юго-запад.

Восток и Запад встретились на Юге в степях Оби, Иртыша, Аму и Сыр-Дарьи, Волги, Дона, Днепра и Дуная и стали качать друг другу права не только на землю, на территорию, на свое место под евразийским солнцем, на прочую "материю", но и на свой дух, на свое местонайменование, на свою топонимику. На протяжении всей кровавой истории человечества побеждал сильнейший, а вместе с его, как правило, военной победой побеждал и его язык, его дух, его топонимика. До конца первого тысячелетия ничего не было известно о русских не потому, что их не существовало, а потому, что они имели другие названия. Киевская Русь появилась из Киевского каганата — вассала Хазарского каганата. А куда делся Булгарский каганат, известный истории даже раньше, чем Киевская Русь? В 1236 году в результате захвата болгар татаро-монголами Болгарский каганат превратился в Джулджийский улус Золотой Орды, а потом в Казанское ханство, а потом в Казанскую губерню, а потом в ТАССР, а потом в Республику Татарстан, а что будет потом, пока неизвестно, но зато известно, что все эти названия "искусстно" навязаны так называемому теперь "татарскому", бывшему болгарскому народу.

Имя этносу, нации или государству, как и имя человеку, должно даваться или ими приниматься один раз. В свое имя человек или этнос вживается, оно становиться его символом, его индивидуальностью, его духом. Даже однократная смена имени ведет к раздвоению личности. Не трудно представить на сколько частей раскалывается дух человека или нации при неоднократной смене как имен их собственных, так и имен их окружающих, в т.ч. и наименования мест, где они живут. Не так болезненно переносятся различные переименования, если они меняются на родственные названия из родственных носителей духа. Вот почему хазаризация и татаризация болгар в прошлом воспринимается ими чуть ли не как благо, а такая же по существу, но современная русификация, как зло. Точно так же готская русификация, скандинавская варягозация или византийская христианизация славян воспринимается ими как благо, а еврейская хазаризация или ордынская татаризация, как зло.

Поэтому при первой же возможности человек, этнос или нация буквально из кожи вон лезет, не жалеет никаких затрат, прилагает все усилия, чтобы избавиться от чужого "ига", а точнее от чуждого духа. На Куликовом поле в 1380 году русские начали избавляться от татаро-монгольского "ига", а на поле перестройки в 1990 году от русского "ига" начали избавляться татары, угрофины, эсты, латы, литы, чеченцы, азербайджанцы и прочие "туранцы". Но жизнь, время, а главное разум, берут свое, потому что жить всем хочется. И в итоге всем, хоть "при татарах" раньше, хоть "при русских" теперь приходиться жить вместе. А вместе с этим приходиться мириться и с давлением не только чужого духа, но и чужой грамматики, чужих местонаименований. Как произносит тюрк из тюркской деревни слова "комплекс", Челябинск? Он скажет: "комплеКЫС", ЧелябинСЫК, или, как выход из положения, это будет сказано во множественном числе комплеКыСЫ, что естественно, т.к. в тюркском языке сочетания звуков "СК" и "КС" непривычны, хотя сами звуки "К" и "С" обычны и широко распространены, но их сочетания образуются только через гласные или через четрточку, например, ИС-СЫК-Куль. А в романо-славянских языках наоборот, более привычно сочетание этих звуков без гласных: СКазка, СКот, ЧелябинСК, КСюша, фаКС, ИКС.

Для избавления от чужого духовно-грамматического гнета человечество за всю свою историю ничего путного не пpидумало кроме мятежей, восстаний, национально-поработительных и освободительных войн и прочих форм физического или духовно-нравственного давления или террора. Правда, к исходу второго тысячелетия сообразительные люди в Российской Евразии додумались до реального двуязычия. Но и это запоздалое прозрение не решает даже "грамматических" проблем, более того рождает новые, в т.ч. дискриминационные, т.к. значительные официальные, полуофициальные и неофициальные преимущества получают те, кто хорошо знает два языка. Например, при устройстве на работу (продавцы, учителя, врачи, секретари-машинистки, водители автобусов, трамваев, милиция, ГАИ, ОМОН, работники почти всех гос-, гор-, пос-, дер- и прочих предприятий, организаций и учреждений...). Только токарю у токарного станка или глухонемому такая дискриминация пока не грозит, а остальным грозит в первую очередь безработицей со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что чужой дух продолжает "давить" людей и при двуязычии, и не только при устройстве на работу.

Допустим, что в Казани имеется две улицы: Ивана Грозного и Чингис-хана. Если теперь в соответствии с законом о двуязычии наименование улицы Ивана Грозного будет написано на татарском языке тем более сверху уличной таблички и более крупными буквами, как это почему-то кем-то кое-где делается, то от этого "дух" Ивана Грозного на дух татарина давить не перестанет. Точно так же не перестанет давить "дух" Чингис-хана на дух русского, если наименование улицы Чингис-хана написать на русском языке даже внизу уличной таблички и более мелким шрифтом. Иван Грозный и Чингис-хан взяты, как крайности, для примера. А в реальности есть великое множество разных других наименований, топонимика которых как "жала дух" раньше по российско-советскому так называемому тепеpь "беззаконию", так и продолжает "жать" и "давить" его и теперь уже по татарскому, латышскому или любому другому закону о двуязычии. Поэтому двуязычные таблички с наименованием улиц, трамвайных и прочих остановок или преподавание в одной школе всех предметов на двух языках — это не окончательное решение топонимических проблем, а остановка-полустанок на пути к этому. Как решить эту вековечную проблему "духовного гнета" разумным, цивилизованным путем? Т.к."Истина" предлагает только то, что не может предложить нигде и никто, то она в дополнение и в развитие двуязычной топонимике предлагает еще и двухсмысловую топонимику.

Истинным решением топонимических проблем будет такое, когда одна национальная община будет устанавливать по своему собственному национальному усмотрению приятную ее духу собственную национальную топонимику, а другая национальная община по ее тоже собственному национальному усмотрению — свою национальную топонимику тоже приятную ее духу. Возможно ли это при совместном проживании двух народов в одном месте, в одном городе, в одном поселке или деревне? ЭТО ВОЗМОЖНО, ЕСЛИ в соответствии с законом о двуязычии в дополнение к двуязычной топонимике, как это принято сейчас, ПРИНЯТЬ ЕЩЕ И ДВУХСМЫСЛОВУЮ ТОПОНИМИКУ, т.е. одна и та же улица одним этносом может быть названа одним приятным для него именем, а другим этносом эта же самая улица может быть названа совершенно другим по смыслу, но тоже приятным для этого этноса именем. И каждое имя будет написано на своем языке. Например, одна и та же улица (проспект, переулок или любой закоулок), допустим города Наб.Челны, для проживающих там татар (и евразийцев татарско-тюркского происхождения) может быть названа именем Мусы Джалиля, а для проживающих на этой же улице русских (и евразийцев русско-славянского происхождения) может быть названа именем Александра Пушкина. И тогда русский, евразиец и татарин, обнявшись после гулянки в одном ресторане с двухсмысловым названием для русских (и евразийцев) "Кама", а для татар (и евразийцев) — "Идель", будут идти вместе, но каждый по СВОЕЙ улице: русский (и евразиец) — по улице Пушкина, а татарин (и евразиец) — по улице Джалиля, и дух каждого из них будет абсолютно свободен от вековечного топонимистического давления и топонимистическая проблема человечества будет решена полностью и окончательно.

Если люди, этносы, нации и народы поймут всю глубину и неоспоримые преимущества предлагаемого "Истиной" решения национально-топонимических проблемы и окончательно дойдут до Истины в этом вопросе, а не до войны, как в Чечне, и террора, как везде, то решить, каким шрифтом малевать уличные таблички, какой язык на этой табличке высовывать вверх, а какой опускать вниз, как делать почтовое адресование, осуществлять прочий "соцкультбыт" — они сообразят тем более, тем более, что это не представляет никаких трудностей, хотя частично и усложняет национально-государственное устройство общества. Серые оппоненты могут ехидно заметить: "Что теперь, каждая улица, допустим города Наб.Челны, где проживают представители 84 национальностей, будет иметь не только 84 самостоятельных наименований, но и все они будут написаны на уличной табличке на 84 языках? Для этого не хватит даже стены дома — это же топонимистический абсурд!". Уважаемые оппоненты! Не отчаивайтесь до абсурда! Во-первых для сообразительных — это не недостаток, а преимущество, т.к. более сложная евразийская система — это более совершенная, а поэтому и более сильная система; во-вторых — в Татарстане к счастью по закону всего лишь двуязычие, а не 84-язычие, а в-третьих — наши серые перестройщики даже гениальную идею, элементарную логику и здравый смысл могут, как свидетельствует наша история, действительно доводить до абсурда, на что, как известно, большого ума не надо. А по даже среднему уму и элементарному здравому смыслу разумеется, что большинство наименований в суверенных республиках многонациональной Евразии останется двуязычно-односмысловым.


Но в отдельных спорных вопросах вполне возможно применение и двуязычно-двухсмысловой евразийской топонимики. Это будет способствовать гармонизации межнациональных отношений, взаимопониманию, взаимному примирению, крепкой дружбе и настоящему братству как между всеми народами, нациями и этносами, так и между отдельными людьми так же, как и ЕВРАЗИЙСКИЕ ГРАНИЦЫ. Далее см. НАЧАЛО

IVAtoponim10"Истина"1995г.Наб.Челны