Ива ГолосИва Голос

МЫ - ЕВРАЗИЙЦЫ

Проблемы политики не сводятся к частным вопросам даже таким крупным, как система партий и устройство государств. Мы еще не уяснили себе, что должно быть началом всех начал, какую политику нам вырабатывать, какова наша общественная цель, наша "национальная мечта", национальная идея? " Построение капитализма" не годится на эту роль также, как и реанимация "коммунистической перспективы". Нам нужен свой евразийский вариант Великого общества — общества, достойного человека и ориентирующегося на человека, на личность, ее величие и многообразие.


Российская Евразия — особый, неповторимый географический, политический, экономический и культурный мир с особым его человеческим субьектом как симфонической личности. Этот мир ограничен с севера непроходимой тундрой и ледовитым океаном, а с юга горами. Огромные размеры и неисчислимые природные богатства обеспечивают экономическую самодостаточность и мировую автономность. Русская равнина, "дикое поле", "гуляй-поле", степь и полустепная равнина от Атлантического до Тихого океана — "млечный путь" Евразии, становой хребет ее истории и жизни. По этому пути происходило "великое переселение народов" в первом тысячелетии, по этому пути шли орды Чингс-хана "Исходом на Запад", это "шелковый путь" из Китая в Европу, по этому пути шли войска Ивана Грозного, дружины Ермака и Хабарова "Исходом на Восток", по этому пути пытались идти армии Карла Великого, Наполеона, железные дивизии Гитлера. И все застревали в России. Кто владел "степью", владел всей Евразией.

Евразийство — новое понимание проблем народов, наций, их культуры, истории, этнологии, теории и практики строительства нового общества. Оно претендует на выражение древних, в т.ч. бессознательных этнонациональных устремлений народов российской Евразии, на геополитическую доктрину. Евразийство — специфическая форма, тип культуры, образа мышления, государственной политики тысячелетиями укоренявшееся на огромных, в большинстве своем степных и полупустынных пространствах от Балтики и Черного моря до Тихого океана. Евразийская идеология отражает истинное содержание национального сознания всех народов и наций бывшей Российской и бывшей Советской империи, открывает широкие геополитические перспективы России, других республик Союза, Европы, Азии и всего мира, определяет место России на оси Восток-Запад.

Осознание евразийской культуры как нового слоя земной цивилизации несет в себе и осознание общечеловеческой, общемировой миссии России-Евразии. Борьба Азии с Западной Европой превращает русскую Евразию в "неподвижный центр" Запада и Востока. Находясь на стыке двух крупнейших мировых цивилизаций, евразийцы не должны отдавать предпочтение какой-нибудь одной, они должны извлекать неоспоримые преимущества своего глобально нейтрального географического, геополитического, культурного и интернационального расположения. Сейчас мы переходим от тоталитарной конфронтации с Западом к не менее тоталитарному братанию. Еще недавно полную и тупую зацикленность на интересы "мировой социалистической революции" мы сменили на такое же полное и не менее тупое "торжество рыночной экономики во всем мире", хотя сами продвинулись на этом пути за 15 лет значительно меньше, чем "коммунистический" Китай. В нас крепко сидит мессианская закваска и традиционная готовность жертвовать прозаичными и конкретными интересами страны во имя торжества красивой идеи, красивых ультралевых или ультраправых, крайне национальных или крайне интернациональных "...измов". Высшей политикой в этот беспрецедентно тяжелый переходной период должна быть политика разумного эгоизма, которая бы ставила права человека и благосостояние народа выше любых других приоритетов. Такой рационализм сделает такую политику малоуязвимой для критики со стороны оппонентов, лишит оснований для утверждения о раболепстве перед Западом и недостаточном внимании к Востоку.

"Права человека" — это почти абсолютный суверенитет личности, почти крайний индивидуализм. "Общечеловеческие ценности" — это приоритет разума над душой, почти голый рационализм, деловой эгоизм. Вместе взятые эти царь-идеи обеспечили Западу материальное благополучие и скоро перестанут играть первостепенную роль. Современный Запад безнадежно зациклился на "экономиках". Современное соотношение между материальным и духовным значительно сложнее, чем это изложено в многочисленных экономических теориях буржуазного Запада, в т.ч. и в "Капитале" Маркса (о чем более подробно см. в отдельной статье "Капитальная ошибка в "Капитале" Маркса" брошюры "Евразийский манифест"). В настоящее время оно состоит из двух равноценных сфер: 1 - движение материальных ресурсов, регулируемое рынком, и 2 - движение идей и целей, которое не только может, но и должно планироваться, т.е. ставиться, как задача. Западной царь-идее Россия противопоставляла раньше, противопоставляет и теперь идею нового типа личности, идею персоналистской соборности, общинности и вселенскости, идею поиска мистического и исторического единства наций и религий, поиск нового "Града" — второго Иерусалима или третьего Рима. Этот поиск отвечает духу всех мировых исканий последних веков человечества.

Трагедия, а может и счастье России состоит в том, что ее вселенские духовные искания оказались впереди "материального паровоза" Запада, в результате чего она оказалась в роли гадкого утенка среди жирных уток, мокрых куриц и важных гусей на птичьем дворе Евразии. Но у России есть перспектива превратиться в прекрасного лебедя. Скоро на первое место выйдет духовность, "соборность", новый тип личности, ориентирующийся на "духовное предпринимательство" и гадкий утенок превратиться в лебедя. Интернациональные евразийцы берут себе на вооружение права человека и общечеловеческие ценности, чтобы с помощью этой, неплохо зарекомендовавшей себя на материальном Западе "царь-идеи" обеспечить материальную базу для духовных исканий России-Евразии. А национальные, мало, бело-, великороссы, прочие славяне, многообразные тюрки и туранцы могут взять и уже взяли в качестве "царь-идеи", своей национальной мечты общинность как православную, так и исламскую, традиционализм, фундаментализм, национализм (в его нормальном национальном, а не в националистически-расовом понимании) и прочие прогрессивные "...измы" как старые, так и новые.

Евразийский образ мышления и действия основывается на вере, обьединяющей идее. Если идея исчезает, начинаются стремительные процессы разложения и распада, что сейчас и происходит. В 18 веке Россия начала осознавать, а в 19 веке теоретически разрабатывать идею Гуманизма, Личности, Соборности, Развития, которую большевики в 1917 году вульгарно трансформировали в коммунистическую. Неумелая реализация коммунизма обернулась его дискредитацией, а с 1991 года началось иступленное, истерическое его шельмование, где с грязной водой выбрасывается и ребенок. Нужна новая идеология!, отражающая нужды сегодняшнего дня, ближайшего, а по возможности и отдаленного будущего, нужна "идея-правительница", "царь-идея", идея духовного предпринимательства, идея многоукладности, интернационально-национальной сословности, составными частями которой могут быть промежуточные идеи Новой евразийской интернации, Новой религии, Нового многослойного (трехэтажного) государства, Новой партии приоритетных прав личности и много чего еще нового, что уже есть, и что еще будет.

В недалеком прошлом миром правили три основные "царь-идеи": буржуазно-демократические "права человека" с "общечеловеческими ценностями", фашизм и марксизм-ленинизм. В результате ожесточенной и кровавой второй мировой войны мир упростился до двух "царь-идей": "права человека" и марксизма-ленинизма. В результате не менее ожесточенной первой холодной войны рухнул и марксизм-ленинизм. Мир стал безальтернативно примитивным. Остатки развалившегося марксизма-ленинизма, исламский фундаментализм и некоторые другие побочные "измы" как поодиночке, так и вместе взятые не могут теперь оказывать открытого противодействия победившей "царь-идее" буржуазного общества. Но это начало ее конца. Нарастает скрытая партизанская борьба.

Совершенство — это завершенность, завершенность — это симптом упадка, старения, а старение — это смерть. Динозавры вымерли, когда достигли своего динозаврового совершенства, теперь вымирают лошади после достижения своего лошадиного совершенства. Приходят в упадок и сообщества людей, когда их жизнь становится совершенно-завершенной с позиций господствующей идеологии, господствующей "царь-идеи", что уже неоднократно было в истории земной цивилизации и что происходит на наших глазах. Так называемые "развитые" страны Запада с "правами человека" и "общечеловеческими ценностями" достигают или уже достигли своего буржуазного материального развития, благополучия и "совершенства". Если они не создадут себе "трудностей" сами, то о них в этом "позаботится" кто-нибудь другой и их ожидает судьба Египетской, Греческой, Римской, Татаро-монгольской, Османской, Британской, Советской и прочих империй, пример чему — терроризм.

Истоки государственного и культурного единства Евразии не в Киевской Руси и даже не в Московской Руси, а в империи Чингисхана. Преемницей монгольской державы стало Московское государство. Поэтому "покорение" Сибири и ассимилирование многочисленных народностей проходило безболезненно. Одни люди и народы считали русских освободителями, другие — поработителями, третьим было "все равно", у кого быть васcалом. В русской душе присутствуют различные наслоения варяг, угрофиннов, византийцев, славян, тюрков Волжского бассейна, тюрко-монгол Сибири, Средней и Центральной Азии, других народов и многих культур. Равно как и в душах "тюрков и туранцев", всех народов Российской Евразии присутствует русско-славянский, прозападный дух и от всех их славянской "Русью пахнет". А все это вместе взятое и переплетенное во времени и пространстве можно назвать новой общностью людей, новой интернацией — евразийцами.

Но это совсем не означает, что перекрестить в евразийцев, обратить в новую веру или просто переименовать обязательно надо всех поголовно на 1/6 части суши, в т.ч. и русских, для которых кроме евразийства существует западничество, славянофильство, скифство. Евразийская общность людей, евразийская нация — это не "вместо" всех или кого-то в отдельности, а "вместе" со всеми и наравне со всеми нациями, народами, народностями и этническими группами. Евразийцы — это не абсолютные идейные наследники русских эмигрантов интеллектуалов 20 годов с одноименным названием, хотя многие их идейные искания, тонкие интуиции, предчувствия и прогнозы соответствуют евразийцам как новой интернации, новой общности людей бывшей российской империи, бывшего Советского Союза, теперешнего Содружества Независимых Государств или Российской Евразии. Россия — стержень Евразии. Поэтому укрепление, прежде всего, национально-русской России, — священный долг каждого евразийца Евразийского Союза народов и государств (ЕСНГ).

Россия — страна с вечным будущим, все время отдаляющимся по мере приближения, как горизонт. Россия всегда жила, живет и будет жить будущим, она никогда не удовлетворится одним настоящим, даже благополучным. Ей неинтересно было бы стать еще одной сыто-скучной европейской нацией. В этом величие и в этом трагическая, непредсказуемая рискованность этой страны. В России "варится" будущее всего человечества. Американские ученые считают, что психологический переход России к демократическому обществу "очевидно потребует времени", но Россия вполне может "создать самое великое демократическое общество на нашей планете". Чтобы "создать самое великое демократическое общество на нашей планете", нам всем надо принять и "безжалостный эгоизм" капиталистической системы и "наивную честность" бывших советских людей.


Обществу в переходный период надо взять себе на вооpужение ТРИ "ЦАРЬ-ИДЕИ" — основу евразийской идеологии: "безжалостный эгоизм" общечеловеческих ценностей евразийцев; "новый тип евразийской духовной личности" с соборностью, общинностью, вселенскостью" для интернационализованных русских, славян, многообразных тюрков, "туранцев и прочих задиранцев"; и их единый евразийский язык. см. НАЧАЛО IVAnacia07"Истина"1992г.Наб.Челны